Дмитрий: Не одно поколение философов рассуждало о том, что такое смерть. Впрочем, четкий и исчерпывающий ответ так и не удалось найти. Пока мы живы, смерти нет, а когда она приходит - нас нет. Что такое смерть, это черта за которой больше ничего не существует или лишь переход в новое измерение? И кто, в конце концов, решает, когда человеку пора покинуть этот мир?

15 августа – годовщина смерти Виктора Цоя. Его внезапная смерть породила настоящую волну самоубийств: юноши и девушки по всей стране не были готовы смириться с потерей своего кумира. А количество людей, пришедших в 1990 году на его похороны сравнимо с похоронами Сталина, новая Россия еще ни с кем так не прощалась. До сих пор десятки тысяч молодых людей собираются у «стен Виктора Цоя», расположенных во всех крупных центрах России и СНГ, чтобы почтить память любимого артиста.

Роман Билык («Звери»): Я помню тот день. Мне было 13 лет. По телевизору услышал, что погиб Виктор Цой. Мы тогда начинали слушать Цоя - не то, чтобы целыми пластинками, так - отдельные песни. И сначала не верилось, что его больше нет, полное осознание пришло позже. Вообще, я никогда не ходил на похороны своих кумиров.

Сергей Бобунец («Смысловые галлюцинации»): Помню, когда услышал о том, что умер Цой, у меня комок к горлу подкатил. Действительно, у стен памяти спустя столько лет продолжают собираться люди. Думаю, это связано с тем, что все мы возвращаемся мысленно в прошлое, с удовольствием вспоминаем все, что связано с определенным периодом в жизни. Кумиры бывают обычно у молодых людей, а ощущения молодости навсегда остаются с человеком. Это дань памяти тому, кому ты верил, кого ты уважал. Это так же нормально, как чтить память своих родных.

Найк Борзов: Не удивительно, что столько людей пришло на похороны Цоя. Что ими движет? Любовь. К человеку, который смог изменить их мир, потому что музыка намного сильнее, чем любой наркотик. И она реально меняет людей. Я думаю, люди что-то почувствовавшие и как-то изменившиеся под воздействием музыки ее для себя оставляют и этот артист, музыкант соответственно становится их частью. Меня огорчила смерть многих талантливых музыкантов, прежде всего тем, что я не смогу побывать на их концертах. Но думаю, рано или поздно мы где-то встретимся с этими людьми.

Евгений Федоров («Tequilajazzz»): Я был довольно близко знаком с тусовкой Виктора, с ним лично, но на похороны не ходил. И многие мои друзья не ходили – пришли на следующий день. Может, я говорю кощунственные вещи, которые заденут поклонников Цоя, но все эти многотысячные истерики кажутся мне довольно странноватыми. Я не склонен физическую смерть человека рассматривать как нечто конечное. Человек не умер, погибло только его тело.

Луи Франк («Esthetic Education»): Цой был и остается для людей неким идеалом, воплощением их мечты, которую они, возможно, не смогли реализовать.

2007-09-20 20:19 GMT