Рашид Нугманов: Ответ нику rand (2007-06-23 19:02):

Скажем точнее: не сцену драки, а окончание сцены драки. Такое решение мне продиктовано стилем фильма и монтажом. Завершенная сцена драки в середине фильма ломала мне этот стиль, в котором многое – от сновидений. Она делала его чрезмерно реалистичным, в то время как молниеносная расправа с десятком противников после падения на землю – сам по себе малореалистичный эпизод. Поэтому окончание сцены после падения легло безболезненно в финал, где эпизоды проносятся в сознании раненого героя.

2007-06-25 04:08 GMT