На главную!
Наш эквивалент панка - это освобождение своего сознания от привычной мысли, что над нами стоит большой аппарат.
ГАЛЕРЕЯ   СТУДИЯ   ФОРУМЫ   ЧАВО   ЛЕТОПИСЬ   ПОИСК

Он был и, наверное, остался для меня скорее как художник


Дмитрий Белов, 21.06.2012
В начале 7-го класса, это был 1976 год, наша классная руководительница, она же зауч школы и учитель географии, привела на какое-то занятие трех новеньких и сказала, что теперь эти мальчики будут учиться с нами. Там было два офицерских сына, я до сих пор с ними дружу, Саша Деменков и Саша Сухарев, и длинненький такой Витя Цой.

Из нашего класса все с ним дружили и общались, каждый знал его очень хорошо, но так получилось, что именно я на многих занятиях сидел с ним за одной партой. И воспоминания мои о нем, конечно, не как о музыканте, тем более, великом музыканте в нынешней интерпретации, а о художнике. Я видел, что новичок что-то рисует постоянно в тетрадке и у него хорошо получается. Я стал спрашивать: «А почему? А как?». И выясняется, что он учился в художественной школе. Поэтому он был и, наверное, остался для меня скорее как художник.

Помню такой момент. Он что-то рисует на уроке, а наша учитель географии, Мария Антоновна, как-то сзади подходит, видит это дело и начинает молотить указкой по парте, каждый свой удар по ней сопровождая фразой: «Цой! Если бы ты был (удар) Репиным (удар), то тогда (удар) может быть (удар) я разрешила бы тебе (удар) заниматься на уроке (удар), чем хочешь. Но поскольку ты не Репин (удар), и останешься никем (удар), ты должен сидеть и слушать на моем уроке».

Наше послешкольное времяпровождение часто проходило на крыше красивого большого дома напротив Парка Победы. Огромная плоская крыша была залита рубероидом и толем. Это было что-то типа клуба, тем более тогда не было ни маньяков, ни бомжей, и выходы на крышу были открыты. Просто с 12-го этажа выход на технический этаж и там дальше на саму крышу. Шикарный вид на город, тем более, если кто-то где-то доставал бинокль это было вдвойне интересно. Там было здорово и летом, и зимой. Мы скидывались все по какой-то мелочи и покупали пачку сигарет. Старались курить «Век». 35 копеек они стоили. Если не было спичек, мы рассаживались рядком втроем или четвером. Кто-то первый на улице прикуривал сигарету, докуривал ее, закуривал второй, от него третий и четвертый. И так за двадцать минут пока дело-время и первый уже опять мог начать хотеть курить. И вот пачка вылетала за два часа, и мы вели какие-то интересные разговоры.

Другим довольно частым развлечением нашим было шляться по городу. Без цели, но не где-то во дворах пугая прохожих, а по каким-то центральным улицам, отмахать весь Московский проспект и свернуть до Невского, а то и до Староневского проспектов. Это было легко. А если встретится какой-то кинотеатр, то всегда было интересно и в охотку зайти в него.

Седьмой класс вспоминать трудно, совсем детский период: снежки, каток… А вот когда мы начали взрослеть, это наверное 10-й класс (те, кто в него не попадал шли в училище или ПТУ как Цой), мы начали пробовать жизнь. Стали интересны сигареты, стала интересна выпивка. Мы уже сравнительно повзрослели и впереди нас ждала большая жизнь, и можно было говорить уже про армию, про профессию и том, что не просто кому какая девчонка нравится, а кто с какой ходит…

Витя жил, все знают, на углу Московского проспекта и Бассейной улицы (д.41). Это довольно замечательное здание, потому на нем единственный в Питере шпиль, попытка Ленинграда в 40-50-х гг. угнаться за Москвой. Витя жил на втором этаже, в невзрачной коммуналке, там и сейчас под окошками остановка 63 и 13 автобусов. У него дома я наблюдал его за рисованием и даже храню несколько его рисунков. Он рисовал мою подружку, а также подарил две красивых акварели-натюрморта плакатного формата с какими-то фирменными импортными бутылками.

Так получалось, что почти все сборища были все-таки в моей квартире. У меня их было две. Папа с мамой жили отдельно и всегда были в командировке. Или там, или там мы проводили время. Водку тогда пили редко, обычно вино или какой-нибудь портвейн. Причем пили из пиалок, которые привозил мой отец. Надо сказать, что Витя в этом плане был более продвинутый. Как-то я ему говорю: да давай вина-то, а он, нет, давай портвейн

… Мы чокнулись, выпили… У меня перехватывает дыхание, я тянусь за огурцом или, что там могло лежать на столе, за колбасой, он в это время, пользуясь своими длинными руками, перехватывает мою руку, сжимает ее со словами: «Нет, нет, нет. Вот терпи-терпи». Глаза у меня выпучены, но через полминуты дыхание восстанавливается, он меня отпускает и говорит: «Закуси, вот теперь закуси». И когда у меня уже совсем улыбка на лице, он заканчивает: «Вот теперь ты понял, как это хорошо». Нет, мы не были пьяницами, конечно, нет. Это обычное пацаняческое взросление…

В нем вообще тогда было больше фортовости, ловкости… Он где-то достал ботинки по большому блату, модель тогда называлась «носороги», здоровые такие полуботинки, очень я бы сказал такие тупорылые. Так они были у него не просто фирменные, они были еще и многоцветные. Какие-то зеленые, красные проплешины, наверное и белые были, на черном фоне.

Он натирал их бесцветным кремом и мечтал о цветных кремах. Кто-то ему сказал, что заграницей продают отдельно красненький, зелененький, синенький крема именно вот для таких ботинок. Потом даже кто-то из старших ребят из Германии ему привез какой-то один цвет, красный, по-моему. Витя выставлял эти ботинки носками к двери в прихожей. Причем на расстоянии шага, чтобы не дай бог на них не наступили. Я таких ботинок не видел, наверное, вот уже с тех лет. Тогда это было супермодно.

Был еще эпизод в 1980-м году. Витька поступал в Театральный институт на какое-то декоративно-оформительское отделение. Я его потом спрашиваю: «Ну как? Давай рассказывай? Чего таишь-то?» - «Ну я им там бабу Ягу слепил» - «Ну?» - спрашиваю. - «Так они сказали, а нельзя ли кого-нибудь повеселее? Баба Яга у Вас больно страшная, дети будут бояться».

А разговоры у нас были интересные. Мы пару раз именно с ним ходили в Русский музей. У моей мамы было много больших альбомов по искусству, мы их рассматривали и потом обсуждали картины.

Мы потеряли друг друга из вида, наверное, в 1981 году. Я пошел в армию. Витя от нее, что называется, закосил… Жизнь, когда начинается, она растаскивает. В предпоследний раз мы виделись с ним в метро. Это была осень 82 года. Витя был в своем прикиде, хорошо знакомому любому его поклоннику. Черное пальто или плащ и почему-то запомнился длинный белый шарф. Общих музыкальных интересов у нас тогда уже не было. Потом в военкомате я встретил приятеля из нашей компании, Олега Осипова, он служил в Польше, и совершенно восторженно мне говорил: «А ты про Витьку слышал?» - «Нет, мелькнуло какое-то письмо или скорее открытка и ничего» - «Он же знаменит, его вся Польша слушает».

Кстати, насчет его знаменитости. Наши две школьные одноклассницы мне рассказывали, как пошли на какой-то его концерт в СКК, в Ленинграде. Это был уже 1988 год. Они пробрались за кулисы и попросили передать ему, что они здесь. Он вышел такой же как 12 лет назад: веселый, простой и сразу их узнал. Они были счастливы, что прикоснулись к нему и без всяких «звездных» понтов.

Последний раз я видел Витю Цоя незадолго до смерти, когда работал уже в Москве. Был 1990-й год, 24 июня. Был большой концерт в Лужниках. Через охрану передал ему записку, он выскочил… Все очень быстро, какое там общение.

Виктор Цой делится для меня на две части. Одна часть, это юношеские воспоминания, и другая – я, так же как и все, знаю, что есть Витя Цой, действительно талантливый человек, который блеснул и ушел. Глупо говорить, но может быть это к лучшему. Мне трудно сейчас представить 45-летнего Витю… Называл я его Витус. Был Витус Беринг, командор. Я его Витус Цойра называл.

Был какой-то ремонт, то ли обои клеили, то ли конопатили что-то на потолке. Стоял обычный разведенный гипс. И конечно какой-то портвейн пили. И вот он под этот портвейн, под этот ремонт Витя намял размером с два спичечных коробка какой-то человеческий черепок и стал произносить над ним речь, изображая Гамлета. Черепок этот теперь у меня хранится. Печально…

Записал Андрей Дамер.

Опубликовано на сайте Йя-Хха 2012-06-21 07:16:40 (damer)

Версия для печати  Послать статью почтой
Читателей: 23551
Комментариев: 1
Версия для печати | Форумная версия

Leonov
21 Jun 2012, 10:45

Это интересно!



Мой комментарий

Ник
  
Пароль


    Самые читаемые статьи в рубрике "Интервью":

  • In the Eye of the Storm
  • Книга интервью Виктора Цоя
  • «У меня было какое-то предчувствие»
  • Он был и, наверное, остался для меня скорее как художник
  • Как делали "Иглу"
  • Георгий Гурьянов о себе, Тимуре Новикове, Цое
  • Православный рок в исполнении иеромонаха
  • Как это было?
  • Виктор Цой. Почему мы так безумно его любили?
  • "Игла Ремикс": фильм поколений



  • Ники   Опросы   Рубрики   Цитаты   Архив   Правила   Контакт

    Copyright © 2006-2017 Рашид Нугманов
    Использование материалов
    без разрешения авторов запрещено

    Яндекс.Метрика

    Загрузка страницы 0.01552 сек.